Вернуться
Федор Васильевич Ростопчин
Французский автор середины XIX века И. Шницлер исследует взаимоотношения между двумя главнокомандующими. «Между прочим, он [Ростопчин] допустил в это время одну грубую ошибку, в которой его впоследствии справедливо упрекали, и по поводу которой, как говорят, у него вышли неприятности с самим Кутузовым, а именно: он почему-то позабыл своевременно озаботиться возведением вокруг Москвы прочных военных позиций, за которыми могла бы укрыться русская армия. В качестве генерал-майора штаба, а еще вернее, в качестве салонного генерала, московский главнокомандующий подумал об этом слишком поздно, возлагая до того все свое упование исключительно на собственное красноречие».
Шницлер, Иоганн Генрих. Ростопчин и Кутузов: Россия в 1812 году
В работе, выпущенной к столетию Отечественной войны 1812 года, Ганс Шмидт доказывает незаинтересованность в пожаре Москвы Наполеона, называя основными виновниками московского генерал-губернатора графа Ростопчина, жителей Москвы и погодные условия, благоприятствующие распространению огня. Примечателен обширный библиографический «Список источников и литературы вопроса» (141 издание: архивные материалы, воспоминания очевидцев, исторические исследования) с краткой оценкой автором научной значимости почти каждого источника.
Шмидт, Ганс. Виновники пожара Москвы в 1812 г.
Московский генерал-губернатор Федор Васильевич Ростопчин (1763—1826) — пожалуй, самая неоднозначная фигура времен Отечественной войны 1812 г. Именно ему приписывают организацию знаменитого пожара в Москве после вступления в город неприятеля. «Правда о пожаре Москвы» — ответ самого Ростопчина на основные аргументы в пользу умышленного поджога. Трактовка генерал-губернатора во многом отличается от свидетельств очевидцев и настаивает на стихийности пожара.
Ростопчин, Федор Васильевич. Правда о пожаре Москвы
Первая публикация популярного ростопчинского памфлета. Мысли автора вложены в уста провинциального дворянина Силы Андреевича Богатырева, представляющего собой идеальный тип русского дворянина и патриота. Расходившийся по Москве в рукописных списках памфлет был опубликован И. П. Глазуновым без ведома автора и с неисправного списка. В подготовке издания участвовал А. С. Шишков. Появление данного издания побудило автора опубликовать книгу в авторской редакции.
Ростопчин, Федор Васильевич. Мысли вслух на Красном крыльце с приложением письма Силы Андреевича Богатырева
Первая публикация популярного ростопчинского памфлета, в котором осуждалось тлетворное французское влияние на русскую культуру и развенчивался миф о непобедимости французской армии. Мысли автора вложены в уста провинциального дворянина Силы Андреевича. Расходившаяся по Москве в списках книга была опубликована И. П. Глазуновым без ведома автора и с неисправного списка. В подготовке издания участвовал А. С. Шишков. Появление данного издания побудило автора опубликовать памфлет в авторской редакции.
Ростопчин, Федор Васильевич. Мысли вслух на Красном крыльце