Интересные факты

Следующий
Предыдущий
  • Зайончковский, Андрей Медардович. Лейб-егеря в отечественную войну 1812 г.
    11 июня 1812 года армия Наполеона была готова перейти русскую границу, реку Неман, у Ковно. Наполеон, одевшись в мундир польского улана, выехал на берег. Приветствуемый громкими возгласами своих войск, он галопом продвигался по берегу реки. Заяц перебежал дорогу великому императору… Лошадь испугалась… Наполеон упал. Первый шаг в Россию и русская дурная примета. С тяжелым раздумьем Наполеон вернулся к себе в лагерь. Всю ночь ходил из угла в угол в своей палатке, но утром 12 июня все-таки приказал начать своей армии переправу по трем наведенным мостам.
  • Ложье де Беллекур, Цезарь. Дневник офицера великой армии в 1812 году
    Мы прошли Тироль, Баварию и Саксонию; теперь мы в прусской Силезии. Окрестности прелестны. Добродушное, терпеливое, флегматичное, культурное население всюду принимает нас ласково. На этом походе царит радость и веселье. Наш поход кажется нам блестящей и приятной военной прогулкой. Но какова же цель нашей прогулки? Ничего об этом не знаю. Дипломаты окружают себя таинственностью. Солдаты живут весело, ни мало не думая о том, будут ли они воевать с Россией или Персией, — есть между нами и такие, которые считают целью экспедиции Персию или Ост-Индию.
  • Сегюр, Филипп Поль. Пожар Москвы. 1812 г.
    Наполеон, сон которого не осмеливались прервать ночью, проснулся при двойном свете — дня и пламени. Нанеся удар в самое сердце страны, он встретил отношение, ничего общего не имеющее с покорностью и страхом. Император почувствовал себя побежденным. Отрывистые восклицания вырывались из стесненной груди: «Ужасное зрелище! Это они сами! Столько дворцов! Какое невероятное решение! Что за люди! Это скифы!» Все было обречено... даже священный Кремль! Наполеон поспешно спустился по северной лестнице и приказал вести себя за город в Петровский дворец, находившийся на расстоянии одного лье от Москвы.
  • Лунин, Виктор Алексеевич. Старостиха Василиса
    Особенно часто сопровождала пленных Василиса, одетая в костюм французского солдата. Вынет бывало из ножен саблю и кричит: «Эй, вы, мусью, авант!» Однажды встретился ей атаман Платов.
    — Сама ты кто будешь? — спросил он.
    — Я старостиха Василиса, может, слышал…
    — Вот так баба, молодец! Одна ведешь целых две сотни солдат? Они слушаются тебя?
    — А не послушают, так у меня расправа короткая. Беда, что не умею по ихнему молвить. А то, грех сказать, народ послушный…
    — А почему так одета?
    — Знамо для острастки.
  • Военский, Константин Адамович. Русское духовенство и Отечественная война 1812 г.
    Среди добровольцев-защитников были и лица духовного звания. В Рославле дьячок Савва Крастелев воспылал гневом и ушел в леса. Около него собрались бездомные крестьяне и стали нападать на французских мародеров. О безумной храбрости дьячка сохранились предания. Французские разъезды боялись его отряда как огня. В неравном бою он погиб геройской смертью… Новодевичий монастырь оберегала старица Сарра. По удалении французов из монастыря она заметила во дворе зажженные факелы, которые были проведены к наполненным порохом подвалам. Мужественная старица собрала монахинь, потушила факелы и, спустившись в подвалы, приняла все меры к безопасности.
  • Французы в России: 1812 год по воспоминаниям современников-иностранцев
    Я не видел Наполеона до аудиенции, которая дана была мне для вручения вверительных грамот. Он был в пехотном гвардейском мундире и в шляпе... в этом видны были чрезмерные претензии, и чувствовался выскочка. Его манера держать себя обнаруживала смущение. Приземистая квадратная фигура, небрежный вид и заметное старание придать себе внушительность убила во мне ощущение величия. Он обладал тонким чутьем в распознавании людей, которые могли быть ему полезны. Старался связать их со своей личной судьбой, компрометируя настолько, что для них уже невозможно было отойти от него. (Характеристика Миттерниха)
  • Ермолов, А. П. Замечания о войне 1812 года Начальника Штаба <nobr>1-й</nobr> Западной Армии генерал-майора Алексея Петровича Ермолова. — Материалы о войне 1812 г., собранные Л. П. Бутеневым
    «Армия пошла к Москве... Кажется мне, было бы опаснее для нас, если бы неприятель всеми силами пошел на Калугу. Там были запасы для всей нашей армии и мы были бы отрезаны от богатейших губерний, снабжающих войска наши всеми потребностями... Наполеон, худо извещенный о свойствах российского народа, не разумея его довольно твердым в опасностях, в несчастии терпеливым, думал, как и прочих побежденных им народов, покорить нас ужасом, думал в Москве обладать Россиею».
  •  Вениаминов, П. П. Лунное явление, виденное в Москве 1812 года, ноября 28 дня
    1812 года месяца ноября с 28 по 29 число, в 6 часов по полудни видно было метеорологическое или воздушное явление около луны и продолжавшееся до закату. Жители Москвы видели на западе луну в круге оранжевого цвета, сквозь который проходил диаметрально другой и гораздо больший круг, параллельный горизонту. Что предзнаменуют это и другие виденные ранее воздушные явления многих прошлых годов? Никто из философов о том ни слова. Мое мнение следующее: сим ознаменовал Всевышний, что Россия впредь не увидит в своих пределах в таком множестве неприятельского скопища и не будет терпеть такого разорения.
  • Галкин, Михаил Сергеевич. Боевая служба 27-го пехотного Витебского полка
    6 ноября в тылу французов стояли: армия Чичагова и корпус Витгенштейна, готовые преградить дальнейший путь отступления… в генеральной квартире Чичагова явилась мысль — нельзя ли захватить в плен самого Наполеона. Вот что писал главнокомандующий 8 ноября 1812 года: «Виновник бедствия Европы, мы находимся на путях его, росту малого, плотен, бледен, шея короткая и толстая, голова большая. Для надежности ловить и приводить ко мне всех малорослых. Я назначаю награду за сего пленника». Но маленький, толстый и бледный, как мы увидели, ускользнул не только сам, но и спас остатки своей армии.
  • Военский, Константин Адамович. Исторические очерки и статьи, относящиеся к 1812 году
    Прибыв в Саратов в 1893 г., я узнал, что здесь, с 1812 года, проживает француз, прибывший в Россию с Великой армией. В тот же день я отправился по указанному адресу. Среди цветника сидел небольшого роста старичок. Он ласково протянул мне руку… С удивлением внимал я словам феноменального старца: «Маршал Ней поручил мне охрану повозок с казначейством. Повозки не доехали до середины моста… Сбитый с коня, я должен был вернуться на берег, где нас окружили казаки, предложившие сдаться. Это был Платов, которому многие из нас обязаны спасением». Николай Савен скончался в Саратове в 1894 году, имея от роду 126 лет, 7 месяцев и 12 дней.
  • Грачев, В. И. Достопамятные дни столетнего юбилея Отечественной войны в Смоленске
    С рассветом Раевский получил от князя Багратиона записку, в которой он уведомлял: «Друг мой! Я не иду, я бегу. Желал бы иметь крылья, чтобы скорее соединиться с тобою. Держись, Бог тебе помощник!» 4 августа, в девятом часу утра, неприятель начал приступать к Королевскому бастиону… Канонада из пушек гремела с обеих сторон. В продолжение дня неприятель стремился атаковать русские войска в Солдатской слободе, у Молоховских ворот, но везде встречал мужественный отпор. Все атаки были отбиты. Таким образом, Раевскому удалось 4 августа удержать Смоленск и оградить дорогу к Москве.
  • Военский, Константин Адамович. Русское духовенство и Отечественная война 1812 г.
    В Богоявленском монастыре неприятели таскали за волосы и бороду престарелого казначея, иеромонаха Аарона, приставляли к его груди штыки, допытываясь, где имущество, разломали кладовые и все разграбили. Потом выстроили в ряды казначея и монахов и заставили их нести награбленное добро. Иноки были вынуждены тащить сукно и красное церковное вино по Тверской. Монахов раздевали догола и заставляли так носить добычу. Кто по слабости или от стыда отказывался повиноваться, того бросали в реку. Иные тонули, иные выплывали.
  • Голубцов, Николай Александрович. 1812 год в Архангельской губернии
    С партиями пленных прибывали в Архангельск и женщины, имевшие в союзной армии своим назначением заботиться о солдатском белье и маркитанствовать во время похода и на лагерных стоянках (в большинстве случаев солдатские жены). Архангельский комендант 22 октября 1813 г. докладывал гражданскому губернатору, «что прибыла партия военнопленных, препровожденных от Вологодской губернии… всего 161 человек и женка прусской нации одна». В мае 1814 года он доложил, что «из числа нижних чинов у одного французской нации Жана Шаспо жена сего месяца родила сына и просят на содержание его положенного рациона».
  • Роос, Генрих Ульрих. С Наполеоном в Россию: Воспоминания врача о походе 1812 г.
    Привозили и приносили офицеров, солдат, саксонцев, французов, иногда русских. Это были кавалеристы с рваными ранами и раздробленными костями. Французы, в общем, держали себя спокойно: многие умирали от тяжелых поранений картечью, прежде чем доходила их очередь для перевязки. Этого нельзя сказать о союзниках. Один вестфалец, потерявший правую руку, проклинал Наполеона и сокрушался, что не может отомстить... Проехал мимо нас с большой свитой Наполеон. Его лицо, казалось, выражало спокойствие и довольство ходом сражения; мы тогда не знали, что это лицо во всех обстоятельствах остается холодно-спокойным.
  • Ростопчинские афиши 1812 года
    От главнокомандующего в Москве. Здесь мне поручено от государя сделать большой шар, на котором 50 человек полетят, куда захотят и по ветру, и против ветра; а что от него будет, узнаете и порадуетесь. Если погода будет хороша, то завтра или послезавтра ко мне будет маленький шар для пробы. Я вам заявляю, чтоб вы, увидев его, не подумали, что это от злодея, а он сделан к его вреду и погибели.
  • Симанский, Пантелеймон Николаевич. Перед войной 1812 года: Описание качеств и способностей русских генералов
    Мармон, герцог Рагузский. Маршал империи. Большая самонадеянность и гордость составляют основу его характера, но в то же время его можно считать за одного из наиболее образованных маршалов французской армии, за одного из наиболее способных действовать самостоятельно; он смотрит на вещи широко и не чувствует недостатка в средствах, необходимых для приведения своих решений в исполнение». (Из записок русского агента в Париже А. И. Чернышева)
  • Жерве, Николай Петрович. Славные партизаны 1812 года
    Давыдов явился к князю Багратиону и рассказал свой план партизанской войны летучими отрядами. Багратион план одобрил. Денис Васильевич взял 50 гусар и 80 казаков и с этой горсткой удальцов отправился «партизанить»… Появление отряда сначала даже напугало крестьян: они приняли наших партизан за французов. — Ваша одежда на ихнюю похожа, — разъяснил Давыдову один из крестьян. — Да разве я вам не русским языком говорю? — И те по-русски говорят… ведь у них всякого сброда людей… Чтобы не смущать народ, Давыдов надел чекмень и отрастил бороду.
  • Геруа, Александр Владимирович. Бородино
    В заключение своей подготовки к бою, дабы поднять дух утомленной армии, Наполеон обратился к ней: «Воины! Вот сражение, которого вы столько желали. Победа зависит от вас… Она доставит все нужное, удобные квартиры и скорое возвращение в отечество. Пусть потомство с гордостью вспомнит о ваших подвигах в сей день. Да скажут о каждом из вас: он был в великой битве под Москвой». В этом приказе, обращающемся единственно к чувству тщеславия солдат, слышался искренний вопль… Ликующими криками встретили французы чтение приказа. Одновременно по молчаливым русским рядам истово и серьезно крестились перед медленно шествующею иконою Царицы Небесной.
  • Барклай-де-Толли, Михаил Богданович. Представление генерала от инфантерии Барклая-де-Толли императору Александру I о движении армии в 1812 году
    «Войска без проводников часто останавливались на несколько часов при разрушенных мостах.. часто те, коим следовало исправлять дорогу, заграждали оную войском, понтонами, повозками с инструментами и обозами ополчения, сцепившимися друг с другом; наконец по исправлении сего беспорядка и произведении трудных маршей, войска приходили к месту ночлега, но скитались еще остальное время дня, не зная, где следовало им расположиться, и были принуждены делать сие при большой дороге, бросаясь в грязь для проведения ночи после утомительных трудов! Должен признаться, что в сем отступлении один Бог был нашим путеводителем!»
  • Брайковский, Александр Андреевич. Монастырь во имя Спасителя на Бородинском поле и его основательница
    Недалеко от Смоленска, в небольшой деревушке, Маргарите Михайловне, жене Александра Алексеевича Тучкова, приснился странный зловещий сон. На белой бумаге, окаймленной рамкою, крупными кровавыми буквами она увидела слова: «Твоя участь решится в Бородине». Страшно взволнованная она вскочила с постели и, задыхаясь, рассказала мужу о сновидении, спрашивая: «Где Бородино?». Тучков успокоил жену, объяснив, что такое место ему решительно неизвестно и даже на топографической карте его нет... Спустя два месяца Тучков был убит в знаменитом Бородинском сражении.
  • Иванов, Николай Артемьевич. 1812-й год: Русская конница в великой Бородинской битве
    Состояние конницы Наполеона в общем следует признать неудовлетворительным. В это время кампании она была изнурена тяжелым походом и бескормицей. В описаниях участников походов часто встречается рассказ о том, что лошадей кормили старой соломой с крыш. Лошади гибли в огромном числе. От конницы требовались невероятные усилия. Однажды Мюрат сделал выговор генералу Нансути за непроизводство атаки. Генерал ответил, «люди могут идти без хлеба, но лошадь без овса — не состоянии; ее не поддерживает любовь к отечеству.
  • Апухтин, Всеволод Ростиславович. Симбирское дворянское ополчение 1812—1814 гг.
    Призывается дворянство к составлению для защиты отечества новых сил. Когда воины вытребуются, были бы от осьмнадцати до 45 лет, здоровые, крепкого сложения и имели бы одежду по примеру Московского ополчения, то есть кафтаны серые из сукна, таковой ширины, дабы можно было надевать вниз овчинный полушубок; шаровары, рубашки русские с косым воротником, платок на шею, фуражку на голове; сапоги просторные, чтобы в зимнее время обертывать ноги в онучи. Каждому иметь рукавицы с варежками, портянки. В ранце оставить место для сухарей на трое суток. Конные казаки имеют вместо ранцев чемоданы и мешки для овса.
  • Страхов, Сергей Васильевич. Безмолвный свидетель Бородинского боя — храм села Бородина
    Александр II, видимо, любил Бородино… Во время одного из своих заграничных путешествий для своего incognito он избирает фамилию: граф Бородинский. Признательные крестьяне Бородинской волости поставили ему в Бородине памятник-бюст в благодарность за величайший христианский акт его царствования — освобождение крестьян. Но помимо своего значения, общего со множеством других памятников Царю-освободителю, памятник в Бородине вдвойне уместен по особой любви государя к этому селу.
  •  Жерве, Виктор Всеволодович. Герои-солдаты в борьбе русского народа с Наполеоном
    Бородинский бой вырвал из рядов обеих армий по пятидесяти тысяч человек. Русские солдаты оказались такими же героями, какими были их деды и прадеды... Во время ружейной трескотни только Гаврилов очень редко стрелял. На вопрос офицера, почему он не стреляет, Гаврилов ответил: « Берегу патроны, ваше высокоблагородие. Я охраняю вас, а как увижу, что неприятель будет прицеливаться, то пуля моя будет нужна...» Как раз в эту минуту один француз стал целиться. Гаврилов предупредил врага, — выстрелил и уложил француза со словами: «Вот, ваше высокоблагородие, изволили видеть: он ведь в вас целил».
  • Симанский, Пантелеймон Николаевич. Перед войной 1812 года: Описание качеств и способностей русских генералов
    «Генерал Барклай-де-Толли, военный министр. Лифляндец. Женился на курляндке, которая видится только с дамами из этих двух провинций. Это человек 55 лет от роду, немного дряхлый, большой работник, пользующийся превосходной репутацией...» (из донесений французского агента, стоявшего по-видимому, при Петербургском посольстве). Характеристики главнокомандующих составлены накануне войны 1812 года, когда необходимо было знать, с кем предстоит иметь дело в будущих сражениях.
  • Симанский, Пантелеймон Николаевич. Перед войной 1812 года: Описание качеств и способностей русских генералов
    Генерал Балашов. Генерал-адъютант, министр полиции. 40 лет, плотный, деятельный, неутомимый, довольно простой в обращении, открытого дома не держит. Жены его не видно нигде. Он совсем русский и кажется безусловно преданным своему повелителю. Тон его довольно откровенный». (Из донесений французского агента, стоявшего, по-видимому, при Петербургском посольстве)
  • Давыдов, Д. В. Опыт о партизанах. Сочинение Дениса Давыдова
    «Прошедшая война отличилась образом действия, никогда еще неупотребленным в Российской армии, а именно партизанством... К несчастию, всякое новое изобретение встречает больше хулы, нежели защиты, и потому все рвение партизанов в сию войну вместо признательности заслужило им только злобу некоторых чиновников, коих чрез меру скрытая предприимчивость не могла быть угадана главнокомандующим, а оскорбленное самолюбие не простило дерзким, которые решились явиться вне круга махинальных действий и показали дарования.»
  • Ла-Флиз, Доминик де. Поход Наполеона в Россию в 1812 году
    Возвратясь на свои квартиры, мы принялись толковать обо всем. «Император, — сказал один из нас, — жалуется на войско, но войско имеет более причин жаловаться на него. Разве он не видит, что здешний край не Австрия и не Италия! Местность дикая, дороги непроходимые; каждый день приходится испытывать усталость, превосходящую силы человеческие; оставаться голодными, не получать даже водки, которая точно так же полезна для французского солдата, как для всякого другого. На походе у нас нет палаток и никакой защиты от холода и дождя. Странно забывать, что люди не могут ни жить без пищи, ни проводить ночи, подобно зверям, без крыши».
  • Черемухин, Василий. Старостиха Василиса и другие герои народной войны 1812 г.
    У девушки Прасковьи из Смоленки никого не убивали, но дважды покушались французские солдаты на ее честь. Очень уж молода да хороша была, что твоя краля писаная. И взбрело ей в голову после этих двух случаев пойти бить французов. Всякий скажет, что девку, да еще такую, парни не бросят. И вот тут-то и начала она орудовать вовсю. За голову ее были назначены большие деньги, ибо ни отойти французским отрядам от Смоленска, ни достать какого-либо провианту — била их Прасковья нещадным боем со своими удальцами... Александр I прислал ей серебряную медаль, а Параша вышла замуж за первого удальца ее партии.
  • Деминский, Яков С. Русские в Париже, или Описание проиcшествий, бывших во время вступления и пребывания в Париже российских войск с союзными
    19 марта в 12 часу поутру император Александр с королем прусским, в сопровождении гвардий своих, вступил в Париж. Видя несметную толпу народа, называвшего его избавителем, Александр I остановился и тронутым голосом сказал: «Не врагом вступаю Я в стены ваши, несу вам мир и торговлю». Все кричали: «Вот настоящий государь, а наш корсиканец из грязи. Долой его!» После этого народ бросился толпою на колоссальную статую Наполеона на Вандомской площади, дабы разбить ее, но император сказал: «Я не хотел бы ее разрушать», почему статуя осталась на месте до некоторого времени, а после была снесена.
  • Симанский, Пантелеймон Николаевич. Перед войной 1812 года: Описание качеств и способностей русских генералов
    «Даву, герцог Ауэрштедтский. Человек грубый и жестокий, ненавидимый всеми, большой враг русских... Совсем не имеет талантов, необходимых для главнокомандующего армией, но руководимый Наполеоном может оказать выдающиеся услуги. Не обнаруживая под огнем особо блестящей храбрости, он очень настойчив и умеет всех заставить повиноваться себе. Этот маршал имеет несчастье быть очень близоруким». (Из записок русского агента в Париже А. И. Чернышева)
  • Роос, Генрих Ульрих. С Наполеоном в Россию: Воспоминания врача о походе 1812 г.
    Непривычный климат — палящий зной днем и холодные ночи, плохое питание истощили людей и животных. Появились болезни вроде дизентерии; лошади страдали вследствие сырого зеленого корма, вызывающего вздутия живота, от чего можно было избавиться только утомительной гоньбой этих животных; армия потеряла 80 000 лошадей по пути в Москву. Войско одичало в негостеприимной стране. Стада рогатого скота и овец отправлялись за армией. На полдороге этот скот гибнул от переутомления... или достигал назначения, но мясо похудевших жалких животных делалось не только несъедобным, но даже опасным для здоровья.
  • Вороновский, Владимир Михайлович. Отечественная война 1812 г. в пределах Смоленской губернии
    Любимым народным героем был бурмистр села Левшина на реке Вазузе, который славился неимоверной силой и имел обыкновение переламывать пополам каждого встречного неприятеля. Последним его подвигом был захват французского отряда в числе 31 человека. Когда отряд, войдя в деревню, занял одну избу, бурмистр с товарищем своим приперли плечами дверь, пока собирались крестьяне. Попавшие в западню французы начали стрелять и смертельно ранили бурмистра. Крестьяне, под угрозой зажечь избу, заставили французов сдаться и, раздраженные потерей своего предводителя, решили всех их умертвить. Но умирающий бурмистр их спас, уговорив сохранить им жизнь.
  • Грачев, Василий Иванович. Смоленск и его губерния в 1812 году
    Как навалился на Россию Наполеон со своей армией, так царь наш Александр созвал своих генералов и говорит им: «Ну, братцы, выручайте Россеюшку. Кто возьмется выгнать Наполеона, за того дочь отдам любимую и полцарством награжу». А генералы стоят, с ноги на ногу переминаются, а вызваться боятся. А Наполеон, он страшный колдун был. Только вышел тут Кутузов-князь, старенький, седенький такой. «Давайте, — говорит, — я выгоню». Кутузов взял икону и пошел с нею к Москве. Тут у Наполеона головка стала побаливать. Лес стал ему казаться неприятельским войском, галок и ворон стал принимать за солдат. Нанял он простую, крестьянскую навозную телегу и удрал.
  • Ложье де Беллекур, Цезарь. Дневник офицера Великой армии в 1812 году
    Неожиданно нас известили, что император придет сюда из Глубокого и сделает смотр. В лагере началась суматоха. Офицеры и солдаты поспешно сбрасывали походное платье и надевали лучшие мундиры. Каждый из всех сил старается — выбивает пыль, чистит, гладит. Идет беспрерывная беготня… Войска представляли блестящую картину к приезду императора. Но он ограничился только тем, что вышел из кареты и принял рапорты… Какое разочарование! В скверном настроении снимали мы свои парадные мундиры, думая с досадой о человеке, для которого мы зашли так далеко, за которого готовы проливать кровь, а он даже не удостоил нас ни единым взглядом.
  • Ермолов, А. П. Замечания о войне 1812 года Начальника Штаба 1-й Западной Армии генерал-майора Алексея Петровича Ермолова. — Материалы о войне 1812 г., собранные Л. П. Бутеневым
    «Слухи о войне неутвердительны, и многие даже думают, что без оной обойдется; известно только, что неприятель в больших силах находится близ границ наших. Нет со стороны его предприятий к нападению. Нет мер с нашей стороны к возбранению ему перехода... Таково было расположение войск наших, когда неприятель перешел границу. Полная уверенность, что вскоре сие произойти не может, удерживала войска в распаянном на большом пространстве положении. Неприятель ступил шаг на наш берег Немана, и единственное к соединению войск наших средство было отступление».
  • Зайончковский, Андрей Медардович. Лейб-егеря в отечественную войну 1812 г.
    Сто лет назад была Отечественная война, в которой принимал участие и наш молодой в то время Л.-Гв. Егерский полк. Имя князя Багратиона особенно дорого для лейб-егерей. Он был шефом полка… Наполеон неожиданно перешел через границу и врезался клином в наши разрозненные войска. Армии Багратиона надо было кружным путем обогнать войско Наполеона. Переходы делались такие, что кровь под мышками выступала у солдат. Не по нраву пришлась врагам эта игра в горелки. Истомились они, хворать стали, штиблеты порастеряли. А мы ничего. Сапожные подметки, правда, в грязи оставляли, но в лапти переодевались и еще вольготнее шли.
  • Отечественная война и русское общество. Юбилейное издание. 1812—1912. Т. 4
    «Везде уживется» — говорили про Кутузова. Всегда себе на уме, с хитрецой истого великоруса, он привык более действовать ухваткой и руководиться расчетом, нежели идти напролом и рисковать. Он был типичный человек XVIII века, который с легкой иронией скользит над вопросами морали. Доверившись Кутузову, на него можно было положиться; сделавшись врагом, надо было ждать борьбы, в которой он допускал все приемы. «Неужели, дядюшка, вы думаете разбить Наполеона?» — неосторожно спросил старика племянник перед отъездом генерала к армии. «Разбить — нет, — просто отвечал тот, — но обмануть — да, рассчитываю!»
  • Симанский, Пантелеймон Николаевич. Перед войной 1812 года: Описание качеств и способностей русских генералов
    «Генерал Витгенштейн. Командует правофланговым корпусом Западной армии. Говорят, что это еще молодой человек, без средств, но полный честолюбия, много рассчитывающий на войну, чтобы составить себе и состояние, и карьеру». (Из донесений французского агента, стоявшего по-видимому, при Петербургском посольстве)
  • Воспоминания А.Я. Булгарина о 1812 годе и вечерних беседах у гр. Федора Васильевича Ростопчина. - СПб. – 1904
    В августе месяце 1812 г. во всех мелких лавочках выставлены были портреты Наполеона. Товар этот сбывался весьма поспешно, потому что цена ему была одна копейка медью. Дешевизна эта заставляла всякого приходящего покупать изображение проклинаемого всеми завоевателя... В то время носилась по городу молва, что портретики были сделаны по приказанию графа Ростопчина... чтобы ознакамливать весь православный народ с чертами Наполеона; также рассказывали на Московских площадях, будто обещается Ростопчиным 10 т. целковых тому, кто убьет этого врага рода человеческого.
  • Г. Г. Г-кий. Вожди русской армии в 1812 году. Кутузов, Барклай-де-Толли, Багратион
    Кутузов собрал в деревне Филях военный совет, на котором решался вопрос — отдать Москву неприятелю или нет. Многие были за то, чтобы защищать столицу до последней капли крови, но Кутузов, сознавая, что с потерей Москвы еще не все потеряно, приказал отдать город без боя; он знал, что неприятель «расплывется в оставленном всеми городе, как губка в воде», и в конце концов «будет жрать лошадиное мясо». Предсказание Кутузова исполнилось. Французы предались безудержному грабежу: не столько себе брали, сколько ломали, рвали и разбивали... Вскоре наступил голод. И пришлось им «жрать лошадиное мясо».
  • Ростопчин, Федор Васильевич. Правда о пожаре Москвы
    Наполеон объявил в двадцатом бюллетене, чтоб расстреляли зажигателей: они были взяты бросающими огонь по моему приказанию, и все они были колодники. По моем возвращении в Москву я говорил с тремя несчастными из тридцати, обозначенных в процессе; один — служитель князя Сибирского, другой — старый подметальщик, третий — магазинный сторож... Тридцать русских были поставлены в одну линию, из коих отсчитали тринадцать справа и расстреляли у монастырской стены. Тела их были повешены на фонарных столбах с французской и русской надписью, что это зажигатели. Другие семнадцать были отпущены и впредь не тревожимы.
  • Симанский, Пантелеймон Николаевич. Перед войной 1812 года: Описание качеств и способностей русских генералов
    «Лефевр, герцог Данцигский. Маршал империи и сенатор. Лефевр, сын мельника... не получив никакого воспитания, будучи при этом глубоко невежественным человеком, имеет за собою только большой опыт, много мужества и неустрашимости. Неспособный действовать самостоятельно, он может однако успешно выполнять те операции, которые ему будут указаны. Имеет от 55 до 60 лет, еще очень свеж и очень крепкого здоровья». (Из записок русского агента в Париже А. И. Чернышева)
  • Зарин, Андрей Ефимович. Женщины-героини в 1812 году
    Красавица Анфиса из деревни Юхны стала во главе своей команды из пяти девушек и двух вдов. Смелея день ото дня, они уже не только подстерегали отсталых врагов, но и выходили на поиски, и однажды отбили у конвоя целый отряд пленных, среди которых находился один полковник. Он с изумлением узнал, что обязан своим спасением «бабьей команде»… Случалось, что они шли, следя за неприятелем, целые дни под дождем, пробираясь кустами вдоль дороги. Случалось, не ели целыми днями. Это были закаленные воины, а не бабы. Если бы Наполеон знал, что в России поднимутся на него даже женские руки, он не решился бы на свой безумный поход.
  •  Черемухин, Василий. Старостиха Василиса и другие герои народной войны 1812 г.
    Обе стороны перешли в это время все пределы возможного. Несчастные московские жители убивали французов великое множество: кидали их в колодези, подвалы, погреба... Наши пленные, чувствуя изнеможение и близость смерти, напрягали последние силы, чтобы доплестись до храмов. Здесь же выстраивались в ряд, и французы расстреливали их на церковной паперти. Те из пленных, которые еще могли идти, загонялись на стоянках в какой-нибудь сарай, им не давали есть. С потемневшим рассудком люди набрасывались на умерших товарищей, разрывали их на части, делались людоедами.
  • Воспоминания о войне 1812 года Николая Евстафиевича Митаревского
    За несколько дней до Бородина дали в нашу роту человек двадцать из ополчения. Офицер взял одного вместо денщика. Это был старичок, который служил в Москве старой барышне. «Ты бы подал нам кофе!» — Старый ополченец заплакал. — «Чего ты?» — «Как же мне не плакать, мои батюшки? Какие вы молодые, пригоженькие, да ведут вас на убой!» Мы вышли. Рассматривали позицию, шутили. Когда пролетало ядро, говорили: «До приятного свидания». Вдруг один офицер свалился на землю без крика. После продолжительного осмотра заметили под волосами кровавое пятно. Все в один голос сказали: «Вот славная смерть».
  • Апухтин, Всеволод Ростиславович. Сердце России первопрестольная столица Москва и Московская губерния в Отечественную войну
    6 июля 1812 года в лагере под Полоцком Александр I подписал манифест: «Неприятель вступил в пределы Наши и продолжает нести оружие свое внутри России. Мы не можем и не должны скрывать от верных подданных, что разнодержавные силы велики. Сего ради полагаем Мы за необходимо нужное собрать внутри государства новые силы, которые, нанося новый ужас врагу, составляли бы вторую ограду в подкрепление первой (регулярное войско) и в защиту домов, жен и детей каждого и всех. Народ русский! Храброе потомство храбрых славян! Ты неоднократно сокрушал зубы устремлявшихся к тебе львов и тигров; соединитесь все!»
  • Ниве, Петр Андреевич. Отечественная война. 1812—1912
    В мае месяце в Россию явился некий Смит, англичанин, выдававший себя за немца и называвшийся Леппихом. Он предложил построить особую летательную машину, которая должна была быть снабжена особыми снарядами вроде ракет для поражения неприятеля сверху. Император Александр очень интересовался выдумкой Леппиха и в письмах к Ростопчину давал указания о том, чтобы воздухоплаватель, как только будет готов, «соображал свои движения с действиями главнокомандующего». Интересовался им и Кутузов, который еще перед Бородином спрашивал московского главнокомандующего о «еростате», который тайно готовится близ Москвы: можно ли им будет воспользоваться и как его употребить удобнее.
  • Перес, Жан Батист. Почему Наполеона никогда не существовало
    Жизнь Наполеона внушила не одному человеку мысль, что он, быть может, призрак обитателя нездешнего мира. Его искали даже в таинственных символах Апокалипсиса... Среди брошюр о нем особенно выделяется маленькая книжечка профессора математики и библиотекаря Жана Переса. Живя на даче, он познакомился со студентом, приверженцем теории автора «Происхождения культа» Дюпюи. Пересу случилось сказать, что, пользуясь методом астронома Дюпюи, легко можно доказать, что Наполеона вовсе не было. Через несколько дней он передал изумленному юноше вышеприведенный этюд. В первый раз он был издан анонимно в 1827 году.
  • Ермолов, А. П. Замечания о войне 1812 года Начальника Штаба 1-й Западной Армии генерал-майора Алексея Петровича Ермолова. — Материалы о войне 1812 г., собранные Л. П. Бутеневым
    «Разрушение Смоленска познакомило меня совсем с новым для меня чувством, которого война вне пределов отечества выносимая, не сообщает. Признаться должен, что во время войны всякого рода истребление почитаю позволительным и всякого рода жалость не всегда близка к сердцу! В Прусскую 1806 года кампанию не остановился зажечь местечко Маков, дабы осветить прибытие в него неприятеля... Но не видал я опустошения земли собственной, не видал пылающих городов своего отечества. В первый раз в жизни коснулся ушей моих стон соотчичей; в первый раз раскрылись глаза мои на ужас бедственного их состояния».
  • Синельников Ф. М. Анекдоты достопримечательнейших произшествий, случившихся в течение нынешней войны с французами
    Когда французы находились в Смоленской губернии, несколько голодных солдат вбежали в крестьянский дом, где находилась одна старуха. Она тронута была жалким видом гостей, топчась, открыла печь и вынула горшок горячих щей. Поставила на стол, указывая французам, чтобы ели. Щи не бульон, французы стали плевать в них и ругаться. Старуха вышла из терпения, схватила горшок и бросила в голову одному французу, он упал без чувств; а сама выбежала вон, приперла двери ухватом и начала кричать. Крестьяне тотчас прибежали и отвели французов к воинской команде; вот каково плевать в русские щи!
  • Россия и Наполеон: Отечественная война в мемуарах, документах и художественных произведениях
    После свидания императоров было решено, что Тильзит будет местом их переговоров. Я и князь Лопухин, надев платья прусских крестьян, приехали на французский берег в виде торгующих и имели случай видеть на прогулке Наполеона и императора Александра. Вскоре узнали, что мир заключен, и нашей армии дано распоряжение о возвращении. Эта весть так не была по сердцу любящим славу России. Я пригласил моего товарища, молодого барона, и с горя (по русской привычке) мы выпили три полуштофа сладкой водки, и так опьянели, что, плюя на бивуачный огонь, удивлялись, что он от этого не гаснет. (Кн. Г. Волконский)
  • Н. Дурова. Автобиография. Из книги В. Карабанова «Отечественная война в изображении русских писателей»
    Я — Дурова Надежда. Я бежала из дому родительского. Судьба моя горькая, странная. Матери хотелось родить мальчика. Вместо него она увидела девочку и с великой злостью оттолкнула от себя. Это было и ее, и мое несчастье. Ребенком я старалась приучить себя к мужским занятиям: скакать верхом, стрелять из ружья. По дому только и слышалась моя команда: «Эскадрон, направо!.. Заезжай!» Для меня оставался один выход — вступить в жизнь в роли мужчины. Куда я могла направить свою мысль?  Туда, куда стремился весь мир. Передо мной восстал образ Наполеона. Я имела дерзновение думать — идти против него.
  • Россия и Наполеон: Отечественная война в мемуарах, документах и художественных произведениях
    В 1811 году было тайное общество, в котором находились молодые люди хороших семейств, и занимались они рисованием подробных карт России для отправки в чужие края. Один из них умел выпутаться, но потом, попавшись по 14 декабря, посажен был в крепость и ослеп... Была одна французская торговка модным товаром на Кузнецком мосту — мадам Обер-Шальме, препронырливая и превкрадчивая. К ней ездила вся Москва покупать шляпы... так как очень дорого брала, то прозвали ее обер-шельма. Оказалось, была изменщица, которая радела Бонопарту. Открыли, говорят, ее тайную переписку, схватили и куда-то сослали.
  • Толычева, Т. Рассказы очевидцев о двенадцатом годе
    Мне тогда было одиннадцать лет. Я иногда уходил из дома. Раз встретился мне француз. Он ехал верхом и каску держал в руке, а на голове кокошник. Едет, подбоченясь, во все стороны озирается, а сам смеется. Веселый народ... Удалось мне увидеть, как они уходили. Уже тут в кокошники нарядились не для потехи, а навьючили на себя всякого тряпья. Кто в женском капоте, кто подвязал уши полотенцем, кто в поповской ризе, у иного одна нога босая, а другая в сапоге. Если б не мои глупые года, так сердце бы, кажется, сжалось над ними. Дядя перекрестился и сказал: «Это они, должно быть, убираются от нас.
  • Военский, Константин Адамович. Русское духовенство и Отечественная война 1812 г.
    В Верхоспасском соборе престол служил столом для обедов; в храме стояли кровати. Маршал Даву, приезжая с докладами и оставаясь иногда подолгу в Кремле, устраивал себе спальню в алтаре главного храма в Чудовом монастыре. В алтаре Казанского собора на месте выброшенного престола валялась мертвая лошадь. Остальные кремлевские соборы, монастыри и церкви были превращены в гвардейские казармы.

Персоналии

Все персоналии

Общество

Выдающийся труд члена Французской академии, графа Альберта Вандаля в 3-х томах. Первый том называется «Наполеон и Александр I: франко-русский союз во время первой империи. От Тильзита до Эрфурта». В своем глубоком, основанном на огромном количестве источников исследовании автор показывает, как шаг за шагом обе державы и их императоры подходили к войне 1812 года. В рассмотрении политических событий исследуемого периода историк делает акцент на взаимоотношениях Александра I и Наполеона, их личных качествах и психологии.
Вандаль, Альберт. Наполеон и Александр I: франко-русский союз во время первой империи. Т. 1. От Тильзита до Эрфурта Смотреть все документы

Мемуары

Третий том завершает издание воспоминаний очевидцев войны 1812 г., выступавших на стороне Наполеона. Книга освещает трагедию великой армии — ее отступление в условиях суровой русской зимы. Включает отрывки почти всех мемуаров из предыдущих томов и новых авторов. Среди них описания боев при Красном французского эмигранта Кроссара, сражавшегося на стороне русских. Отсутствие комментариев, по мысли составителей, способствует более эмоциональному восприятию материала. Завершают трехтомник воспоминания Наполеона из его записанных бесед.
Французы в России: 1812 год по воспоминаниям современников-иностранцев. Ч. 3 Смотреть все документы

Документы

Третья часть издания посвящена отступлению французов, описанию заграничных походов русской армии, размышлениям о причинах победы русского оружия и последствиях Отечественной войны. В предисловии ко всему изданию автор специально указывает на то, что в своих выводах, основанных на критическом исследовании событий, он руководствовался беспристрастным отношением и к своим, и к неприятелю.
Богданович, Модест Иванович. История Отечественной войны 1812 года, по достоверным источникам. Т. 3 Смотреть все документы